Издательство «Айлурос», Нью-Йорк (ailuros_nyc) wrote,
Издательство «Айлурос», Нью-Йорк
ailuros_nyc

Category:

"Воздух" о книге Анастасии Зеленовой

Анастасия Зеленова. Тетрадь стихов жительницы
N.Y.: Ailuros Publishing, 2011. — 114 c.

Первая книга стихов молодого поэта Анастасии Зеленовой вышла в молодом же нью-йоркском поэтическом издательстве. Обложка книги, воспроизводящая школьную тетрадку со стихами ребёнка, — точный образ всего творчества Зеленовой, записывающей (как сказано о ней на сайте премии «Дебют» — стихи Анастасии входили в шорт-лист этой премии в 2006 году) стихи и «мемуары» с восьми лет; слово и сопряжённый с ним образ мира автор перекатывает на языке как животворящий леденец. Эта поэзия прикровенно и несомненно пронизана токами христианства, но христианства, скажем так, дошкольного возраста: мудрая агнчая жертвенность взирает на бездонную трагедию этого мира упоённо, во всю ширь распахнутыми изумлёнными глазами.
по синему / самому синему / голому / по голубому / глубокому Богкому Небу / ходимые — / МЫ / чающие / пресмыкопитающие / можжевеловопалые / и / светающие!

Сергей Круглов

Обаятельно изданная первая книга нижегородского автора состоит из двух разделов: «Мягкий ребус» (хочется сказать, «тихая постобериутская лирика» — хотя и постаронзоновская, например, тоже) и «Неточки незваные» (где непосредственность лирического отклика на чудеса мира и чуть ли не их прямая трансляция, свойственные первой части, дополнены авторской — или лирического героя — рефлексией). В целом «Тетрадь стихов жительницы» стилистически, интенционально и интонационно развивает линию, которая в ближайшем к Анастасии Зеленовой старшем поколении представлена, например, Яной Токаревой.
Пришёл садовник со стремянкой А. / Полез на яблоню и яблок б набрал. / Проехал мальчик, дыбя велик В. / Фонарь невидимо Горел в конце аллеи. / Над домом Д дымился дымоход. / Ежихе с ёжиком / рогатый Жук-олень / перешагал тропинку. / Прохожий близоруко разглядывает месяц З.

Юрий Цаплин

В ранних стихах Анастасии Зеленовой отчётливо видны ориентиры поэта — с одной стороны, Леонид Аронзон, с другой — лианозовская школа. Метафизичность и религиозность мировидения сочетались в них с иронической дурашливостью и ненатужным приятием реальной, бытовой жизни. Причём речь идёт не о подражании, но именно об ориентировании. Вполне самостоятельные оригинальные стихи Зеленовой оказывались как бы укоренёнными, причём весьма органично, в советский поэтический андеграунд — не исключено, что составлявший в то время основной круг чтения молодого поэта: Незвана-непрошена / прикатилась горошина. / Не то чтобы страшная, / но странно окрашенная. / Размером — с клуб, / а формой не куб. / Хозяйственный люд — вокруг похаживает, / бока ея шшупат, поглаживает. / Астроном ухмыляется, хитрит: / скрывает, что это ценный метеорит. В 2006-2007 гг. Анастасия Зеленова дебютирует как публикующийся и выступающий автор, и включение в контекст текущей поэзии, да и вообще течение жизни, взросление естественным образом расширяют рамки её поэтики. Она становится мягче, мелодичнее, минус-приём и прямое высказывание не исчезают вовсе, но уходят в тень, место тотальной иронии занимает скрытая усмешка, метафизические же настроения оказываются выраженными даже тоньше и индивидуальнее, чем раньше. Из стихов не уходит детская очарованность миром, умение ему радоваться и удивляться. И прекрасное, на уровне уже отдельного искусства, состоявшегося бук-арта, оформление книги — в виде тетради, подписанной школьницей Настей, — ещё раз говорит об этом.
нежные, нежные сбривают они лепестки / с лобка / ничего, впрочем, не загадывая / наверняка / говорят, это слишком яблочный / год / Ньютон в больнице / у Адама болит / живот / маковые росинки сами стекают / в рот / если лежать вот так / облака / сбегают / и обнажают / лоб

Евгения Риц

Как ни странно, эта книга — первая у Анастасии Зеленовой, при том, что её творческая манера сформировалась довольно давно, а стихи известны многим ценителям современной поэзии. Чувствуется, что для поэта важен опыт русского аванграда, обогащённый влиянием обэриутов, что в сумме приводит к доминированию в этих стихах так называемой «некроинфантильной оптики» — как у Дины Гатиной или раннего Виктора Иванiва, но в несколько ином варианте, связанном с нехарактерной для этих поэтов минималистичностью и отрывочностью: не покидает ощущение, что всё время говорится что-то случайное, озвучивается какой-то внутренний монолог, который должен продолжиться уже за пределами печатной страницы.
Говорят, будто под водой тоже кто-то живёт. / Двое с одним камнем на шее ищут, где брод. / По пятам идёт Прошка, он ищет Сашу / и не узнаёт. / Маленькая чужая кошка проходит по спящим / и мнёт им живот. / И река течёт, а озеро — нет, / лежит. / Жизнь проходит, а смерти нет, / она её сторожит.

Кирилл Корчагин

Книга нижегородской поэтессы, в которую входят стихотворения последних лет, удивляет тонкостью работы с «квазидетским» письмом. Приём этот, судя по всему, осознанный — он подчёркивается оформлением книги (обложка, как у зелёной школьной тетради) и открывающим стихотворением, написанным явно детской рукой: «Помню детство своё, / Вспоминаю его, / И хотелось бы мне / Обратиться в него»). Для поэта с такой позицией естественно обращение к опыту обэриутов — и это опять-таки, со всей честностью, проговаривается: «тебе, Яков Семёнович Друскин, / щеку подставляет слеза». Сплавленные детство и обэриутство для Зеленовой — не поэтическая маска, а одно из естественных состояний; другое, впрочем, связанное с первым / не мешающее первому, — размышление-медитация.
Мы были смешными богами / и болтали ногами, / сидя на облачках. / А такие же, как мы сами, / с обгоревшими волосами / посылали нам оригами — / журавлей на бумажных клочках
Ещё, давно любимое:
так мы читаем лист куста, / на цыпочки над ним привстав, / как ежегодный палимпсест, / иной неопалимый текст, / и анонимного писца / весь выдаёт его устав / и с нами общие места, / ведь мы читаем лист куста

Лев Оборин

Опубликовано в журнале поэзии "Воздух" №4' 2011.
Tags: Анастасия Зеленова, Лев Оборин, Сергей Круглов
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author